tommydom (tommydom) wrote in travel_russia,
tommydom
tommydom
travel_russia

Categories:

Щелыково

Люблю ходить в гости. Да и кто не любит? Разве что какой мизантроп или упертый отшельник. А я ни то, ни другое. Поэтому – в ЩелыкОво, к Островскому.
Отец драматурга Александра Николаевича Островского был адвокатом, и, видимо, преуспевающим. Костромич по рождению, выходец из духовного сословия,

юрист по образованию, он стал присяжным стряпчим Московского коммерческого суда. И по завершении профессиональной карьеры, купив с аукциона усадьбу Щелыково в Костромской губернии, продававшуюся за долги, поселился здесь весной 1848г. с семьёй от второго брака: с женой и четырьмя детьми. Будущему драматургу в это время 25, и он впервые в отцовской усадьбе и записывает в дневнике: «Щелыково мне вчера не показалось, вероятно, потому, что я построил себе прежде в воображении своё Щелыково. Сегодня я рассмотрел его, настоящее Щелыково настолько лучше воображаемого, насколько природа лучше мечты».
И мы, вопреки дождю, который угрюмо сопровождает нас и здесь, так и норовит испортить прогулку вокруг да около усадебного дома, надвинув капюшоны и раскрыв зонты, стараясь не скользить на утоптанных тропинках и деревянных лестницах, рассматриваем Щелыково.
Сам хозяин сравнивал эти места с лучшими местами Швейцарии и Италии. И в течение 20 лет каждое лето проводил здесь. Сюда же зазывал друзей: «У нас такой обычай: чем больше гостей и чем дольше гостят они, тем лучше». Именины Александра Николаевича и его жены актрисы Малого театра Марии Васильевны были особо многолюдны и веселы. "Зима. Что делать нам в деревне?" Что делать в усадьбе летом? Не спрашивайте! Прогулки по аллеям, пикники, катанье на лодках, купание, сбор грибов и ягод, чай из самовара, рыбная ловля и охота… Островский был заядлым рыболовом, по одному виду водоёма мог сказать, какая рыба в нем водится. А рыбу ловили и удочкой, и острогой, и неводом. У Александра Николаевича было даже особое кресло, сидя в котором он предавался любимому занятию.
Университетского курса он не кончил: увлёкся театром. И не только. Светлана Кайдаш-Лакшина пишет о любви, которая, видимо, именно тогда накрыла юного Островского и еще более юную девушку по имени Агафья Ивановна. В Википедии Агафья Ивановна тоже упоминается, в ее адрес используется довольно странный, слишком современный термин «партнёр». 20-летним, после ухода с юридическоо факультета Московского университета, чтобы содержать себя и свою первую семью, он определился канцелярским служащим в Московский совестный суд. В общем, эдакий Бальзаминов с пером. Совестный суд занимался делами о колдовстве, преступлениями, совершенными умалишенными, разбирал иски детей к родителям и, наоборот, родителей к детям -  одним словом, примирял не всегда примиримое. Этих впечатлений драматургу хватило на всю жизнь. И дало толчок его перу.
Но вернусь в Щелыково, к его клумбам и цветникам. Их и сейчас, как и во времена Островского, много. Александр Николаевич был знатоком, уж точно семена портулака отличил бы от семян резеды, гелиотроп от табака. Еще гордился своим огородом и ягодником, небольшой теплицей и парниками. Обожал спаржу, всевозможную зелень, разные сорта капусты выращивал к столу, а заготовки из овощей и грибов кормили семью всю зиму в Москве. Семья образовалась немалая - шестеро детей, две дочки и четверо сыновей.
Работал много. И на общественном поприще в том числе. Земское уездное собрание трехкратно избирало его почетным мировым судьёй, а дела литературные требовали его присутствия то в Москве, то в Петербурге. «Я езжу не из Москвы в деревню и обратно, а из кабинета в кабинет и природу вижу только проездом», - так писал Островский в последние щелыковские годы. В 61 год он вступил в нелёгкую должность заведующего репертуарной частью Московских императорских театров, она окончательно подорвала его здоровье. Умер он в своём любимом Щелыкове.

Александр Николаевич увлекся резьбой по дереву, в том числе выпиливанием лобзиком. Две работы - резная рамка и
полочка для бумаг (висит справа над рабочим столом) - подлинное украшение экспозиции музея.
В молодые лета Александр Николаевич вёл активную жизнь, всюду успевал. По свидетельству современников, обладал античным телосложением, улыбкой мягкой и ласковой, глаза «умели и думать, и слушать, и улыбаться, и смеяться самым задушевным образом». Одевался по моде, даже щеголевато, в нем находили и ловкость донжуана в обхождении с дамами. С годами он набрал грузность, стал плешив, но иронично острил о себе: «Из Аполлона превратился в Посейдона». А его крестьяне им гордились и говорили соседям: «У вас баре, а у нас писатель!»

Tags: Костромская область, музей
Subscribe
promo travel_russia september 21, 2017 14:52 76
Buy for 10 tokens
В Москве сейчас проходит Международный Российский Туристический Форум «Отдых-2017». Это одна из двух крупнейших выставок по туризму в России. Тем более почетно было, что сообщество travel_russia пригласили не просто поучаствовать, а выступить на конференции «Маркетинг…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments