guriny (guriny) wrote in travel_russia,
guriny
guriny
travel_russia

Category:

Памятник Ермаку и ссыльный колокол.



Это было написано в книге «Тобольская резная кость». Один старый мастер-косторез вспоминал времена минувшие.
-Раньше только ссыльный колокол вырезали, да памятник Ермаку.
Наверное, тогда все достопримечательности Тобольска исчерпывались этим. А колокол сослали в Тобольск из Углича в наказание за то, что он звонил, когда убивали царевича Дмитрия. Вырвали ему, колоколу, язык в наказание и сослали. Такая вот символическая казнь. В сегодняшнем Тобольске достопримечательностей раз в десять больше, а вот удастся ли нам увидеть те, первые?
Почему-то я вспомнил именно про ссыльный колокол, когда мы решили ехать в Тобольск. А вообще – мы раздумывали. Куда бы съездить, чтоб не слишком далеко и интересно. Хотели в Кыштым. Но поезда в ту сторону ходили как-то не очень удобно для нас. А потом вспомнили:
-Есть же Тобольск.





Вечером через нашу станцию идёт уренгойский скорый. Нужно только сесть в поезд, и через десять часов мы в Тобольске. И после того, как мы определились, нам улыбнулась удача. Сразу купили билет, а сын нам нашёл недорогую «посуточную» квартиру.
Что я знал о Тобольске, кроме того самого ссыльного колокола? В общем-то, довольно много всего. Тут и богатое историческое прошлое, и «Конёк-горбунок», и фильм «Тобол», и даже про какую-то супергигантскую установку для выработки химического вещества под названием МАН, которую везут с северных портов по Иртышу на барже. Правда, что это за вещество, и зачем оно нужно – это было мне не ведомо.
В общем, мы с Алей поехали. Легли спать на Урале, а проснулись уже в Сибири.



На Тюменский Север от нас идут три железных дороги. Та, по которой мы едем – двухпутная и самая загруженная. Все три дороги ведут в ХМАО, но там, на Севере, не соединяются. И иногда люди вынуждены ездить «с Севера на Север» через Урал, делая довольно большой крюк. Наш попутчик говорит:
-Я сам с Югорска, а еду в Нижневартовск через Тагил, Екатеринбург и Тюмень.



А поезд идёт и за окном серебристые заснеженные заросли кустарников, деревья, речки, не промёрзшие до конца болота. Иногда – скопления какой-нибудь техники: новеньких самосвалов, тракторов, кранов. А изредка рядом с дорогой – серые, крашеные избушки для путейцев. Они попадаются стабильно через каждые несколько километров. Здесь уже Север, станций мало, и в этих избушках ремонтники могут переждать непогоду, погреться и обсушиться.
-Вы на вокзале рыбу не покупайте – говорит нам уже другой попутчик - Там к вам будут приставать, типа у нас осётр, у нас муксун. А осётр-то у них уже подтухший, они его с мылом моют.
За окном мелькает какое-то красное строение. Это рыбозавод. Именно здесь, по словам нашего попутчика «осетрина не второй свежести».
-Вам в городе скажут, на каком автобусе туда ехать.



Поезд пересекает широкий серый и суровый Иртыш.



И вот, мы в Тобольске. Первый сюрприз – здесь оказались высокие платформы. Цивилизация. Мне кажется, по всей нашей Свердловской железной дороге высокие платформы есть только на Севере. На перроне разноцветный дым и радостные крики. Встречают каких-то курсантов.



В этот древний город железная дорога пришла только в семидесятые. Вокзал построили, как часто это бывает, «на выселках». И от него до города километров семь.

Пешеходный мост над путями. На дальнем плане - ларьки с рыбой. А что значит "744Р" на табло- я не знаю.




Далёкий от города вокзал удобен разве что для таксистов, которые стараются поймать какого-нибудь человечка, незнакомого с тем, как тут работает местный общественный транспорт.
-Сколько до «Жемчужины Сибири»?
-Триста.
Ситуация один в один, как в Нягани. Там были те же триста за такси, чтоб доехать от автовокзала на ЖД вокзал. И такие же крики и плакатики. Только там встречали демобилизованного солдатика. Но, как оказалось, общественный транспорт в Тобольске работает хорошо.



Подошёл автобус, и мы покатили по незнакомому городу, читая названия остановок. «Сузгун», «Алемасово», «Вертолётная площадка», «Микрорайон «Строитель». В каждом автобусе есть бегущая строка, и она показывает не рекламу мебельных магазинов, а названия остановок. Проезд стоит 22 рубля.
Город Тобольск поначалу кажется стандартным, как и любой другой. Советские девятиэтажки и более высокие дома, построенные позже.



Разномастные магазины. Вдруг – гаражный кооператив «Доминго». Неряшливая кирпичная стена, за которой скрывается промасленный мир автолюбителей. В общем – город, построенный в семидесятые у подножья огромных заводов, а потом дополненный всем понемножку.



Правда, самих заводов нигде не видно. Заводы здесь химические, они должны быть от города далеко. Всё. Приехали. «Жемчужина Сибири» - это довольно крупный ТРЦ, построенный «во вкусе». И первое впечатление:
-Неужели где-то здесь есть Кремль? Среди всего вот этого. Не верится.



Сидим в «Жемчужине», жуём чикенбургер и смотрим на фонтан. Ровные, толстые струйки воды вылезают откуда-то с краю, как мясо из мясорубки, и лениво летят, сохраняя свою «колбасную» форму в центр фонтана. Может, в воду добавляют какой-то пластификатор? Нам надо выждать с полчаса, пока наша квартира освободится.





В квартире – остатки чьей-то прежней жизни. Довольно много книг на полках. Детективы, «Кладезь мудрости», «Целебные травы Тюменской области». Одна книга на украинском. «Я Богдан» Павла Загребельного. Кому тут читать по-украински?





Забытое на шкафу удостоверение. Было выдано человеку с неразборчивой узбекской фамилией. Удостоверяет, что он действительно электрик какого-то треста с непроизносимым названием. В сахарнице чей-то сахар, на подоконнике коробка с чьим-то чаем. В шкафу – новогодняя мишура давно минувшего праздника. Два утюга, чайник и сковородка. Всё слегка грязное и сиротливое. Почему-то кажется, что такие квартиры снимают неверные мужья для встреч с любовницами.



-Нам бы в Кремль - говорим мы кондукторше в автобусе.
Кондукторши автобусные почти все татарки. Это у них национальное занятие что ли такое? И все очень участливо объясняют нам, куда ехать. Тобольск- город довольно большой, здесь живёт тысяч триста. Автобусных маршрутов тут много, и разобраться иногда сложно. На центральных остановках – электронные табло с указанием времени до подхода следующего автобуса. Смотришь на него и думаешь, а куда идёт 6П. В какой-то посёлок. П – значит посёлок. А 6Р куда? Люди входят в автобус и расплачиваются, прикладывая к электронной штучке в руках кондукторши пластиковые карты и телефоны. Только мы, грустные провинциалы, звеним мелочью.
Вдруг - стена, на которой написаны строчки из подлинных солдатских писем с войны."Привет из Винницы.Папа, мама, Павлик и Нюра. Шлю вам танкистский привет. Едем уже по Украине.У вас уже снег, а здесь в одной рубашке ходим...Сколько немцы сделали разрушений.Ни одного нет села, чтобы не было что-нибудь порушено...



Кварталы современных зданий продолжаются почти до самого Кремля.
-А вон памятник Робинзону и Пятнице, А вон кладбище, где могила Ершова.
Если успеем – съездим и туда, и туда. А пока – Кремль.



И вот мы выходим на Красную площадь. Кремль – нереально белый, как будто сделан из снега. Снежные стены под хмурым небом. Огромный Софийско-Успенский собор, башни.



Хочется увидеть всё, побывать всюду. Мы заходим за кремлёвскую стену и замираем в восхищении.





Какой вид! Это кажется почти чудом. Как, откуда в плоской, равнинной Западной Сибири появились горы, подобные Уральским.



Между гор – долины, больше похожие на ущелья. Вон в долине стоят дома.



А тут по дну проложена дорога. Это Никольский взвоз, он соединяет Верхний город с Нижним.



Все пятиэтажки советских времён остались наверху. Нижний город – это исторический Тобольск. Старый, деревянный, с резными наличниками. Хотя, время беспощадно к деревянным постройкам. И даже тут, внизу, очень много домов из сайдинга, заборов из профнастила. Среди моря серых крыш возвышаются белокаменные храмы. Кажется, что все они были построены в семнадцатом веке. Все барочные.



Прямо у подножья Кремля – острый шпиль католического костёла. В этом нет ничего странного. Поляки жили здесь с древности. Сначала их сюда ссылали, потом они приезжали в Сибирь служить. Тобольск был губернским городом. А это определяло и национальный состав тоже. В разнообразных губернских учреждениях служили люди самых разных национальностей. И неудивительно, что среди них были католики.



Вдруг на соседнем холме видим знакомый остроконечный силуэт. Это и есть памятник Ермаку, покорителю Сибири. Одни «пункт» нашли. Я слышал, что некоторые сибирские татары не любят Ермака до сих пор. Считают его конкистадором, захватчиком. Типа пришёл он, и с помощью «наглости и более современного оружия» победил Кучума и покорил их родную землю. Хотя, тут, как мне кажется, и Ермак, и Кучум друг друга стоили. Оба были пришельцами. А современное оружие имело более психологический эффект. Вряд ли у Ермака были мощные пушки, способные сокрушать стены. На маленьких корабликах их не увезёшь.



На другой день мы подошли ближе к памятнику. Вокруг него красивейший парк, где по деревьям бегают белки. Парк называется "Сад Ермака".



Примерно в этом месте состоялась решающая битва Ермака с Кучумом и было положено начало присоединению Сибири к России. Теперь трудно представить нашу Родину без самой большой и, наверное, самой богатой её части. Сам памятник был сделан на уральских заводах по проекту Александра Брюллова, брата великого русского живописца. Монумент был поставлен в 1839-м году. Сразу над надписью "Покорителю Сибири Ермаку" выбит рельеф, изображающий не то кедр, не то еловую шишку.



В далёком 98-м году некие Эдик, Серёга, Ксюха и Даня решили примазаться к славе дерзкого атамана- покорителя Сибири, и оставили свои автографы на одной из граней памятника. Благодарные потомки решили не стирать эти имена, наверное, в награду за их смелость.


А на скворечнике, висящем на одном из деревьев вдруг видим пугающую надпись "Отряды мэра". Что там за отряды у тобольского мэра? Или тут место такое, что каждый чиновник просто должен сформировать собственные отряды, а то и целую армию? У легендарного сибирского губернатора Гагарина тоже были свои отряды. А для чего они были ему нужны, читайте ниже.



Тобольский кремль, хотя и считается «неприступной твердыней», всё же скорее декоративный, примерно так же, как и верхотурский.



Построен он был в те времена, когда России уже почти ничего не угрожало. В Сибири уж точно  не угрожало. Кремль был построен при Петре Первом. Он стал анахронизмом, вещью, пришедшей из другой, более древней эпохи. Странно, что Пётр, любивший всё западное, не повелел строить Тобольский Кремль на более современный европейский манер.



В книге Иванова "Тобол" об этом говорит поручик Ванька Демарин. Он говорил, что "крепости сейчас так не строят", что фортификация шагнула дальше и ваш Кремль в смысле обороны - бесполезное барахло. И очень раздражал этим Семёна Ремезова, по чьему проекту и строился Кремль.



Тобольский Кремль стал последним в России. После него крепости стали строить уже на новый лад. Только вот те "новые "крепости время не пощадило, а Кремль стоит и радует глаз каждого, кто его видит.



Кремль-это скорее символ власти, может быть, даже личной власти «сепаратиста » князя Гагарина. Нет в Кремле огромных толстых стен из валунов, нет мощных башен, как в Соловецком монастыре. Говорят, что Гагарин, при котором был построен Кремль, хотел отделить Сибирь от России и стать полновластным сибирским царём. И именно за это Пётр его казнил. Причём не просто казнил, но попытался стереть всю память о князе, не оставив ни портретов, ни даже упоминаний о нём.



Памятника несостоявшемуся «царю Сибири» в Тобольске нет. Зато есть вот такой барельеф на свежепостроенной стене тюремного замка.



Хотя, как говорят, Гагарин был не только "сепаратист", но и вор. У Гиляровского в "Москве и москвичах" был напечатан стишок, пришедший из седой древности: "Ах ты, сукин сын Гагарин, ты собака, а не барин..." И это всё про того же князя Гагарина, который управлял огромным краем от Урала до Тихого океана, воевал с джунгарцами и отправлял караваны в Китай. Да и деньги на Кремль давал тоже он.



Тюремный замок – это «аттракцион» для туристов. Можно за небольшие деньги быть «ввергнутым» в узилище и просидеть в исторически достоверной тюремной камере всю ночь. А когда краснокирпичная новодельная стена "замка" кончится, то откроется вот такой вид на обшарпанный внутренний дворик и собаку.



А памятник Семёну Ремезову стоит тут. И его же именем названа одна из главных улиц Тобольска. Может быть, та самая, которая раньше была улицей Ленина. Ремезов был для Тобольска всем. Именно он строил Кремль, собор и Гостинный двор. Он исследовал Сибирь и чертил первые карты Сибири и Урала.



Он один из главных героев фильма «Тобол». Он поставил в Тобольске первый скелет мамонта прямо на улице. Про мамонта я конечно вычитал у Иванова. Как и про то, что Ремезов отправил первый караван по Чусовой, дав начало этой легендарной дороге через Уральский хребет.
А что написано на скамейке, стоящей за спиной зодчего и исследователя? Там написано "400 лет Тобольской епархии. 1620-2020".



А вот и пушки. Правда, все они относятся далеко не к тем временам, когда здесь воевали. Эти пушки начала 19-го века. На них вполне различимые надписи «1815-й год. Баранчинский завод» или «1810-й год. Екатеринбург». И это странно. Из таких пушек вполне могли стрелять в Крымскую войну. Но в кого им было стрелять тут, в Тобольске? Или их тут хранили «на всякий случай»? На тот случай, что враг каким-то образом пройдёт пол-России и доберётся до Тобольска. Такая вот похвальная предусмотрительность наших предков.



Надпись "Баранчинский завод 1815". Это километрах в шестидесяти к северу от Нижнего Тагила.



Гостинный двор кажется большей крепостью, чем сам Кремль.



Это замкнутое пространство с воротами, которые легко перекрыть, с башнями, которые можно оборонять. Похоже, что к сохранности купецких товаров относились с большей тщательностью, чем к сохранности столицы Сибири.



В гостином дворе сейчас сувенирные лавки, музей сибирского предпринимательства, гостиница и кафе. Всё какое-то новенькое, свеженькое, почти ненастоящее. Туристов мало, и в Гостинном дворе почти пусто.



Вероятно, зимой вся гигантская инфраструктура, построенная в городе под туристов, простаивает. Хотя, вирус, конечно, даёт себя знать. Да и день не воскресный. В выходной конечно народу будет больше.




А вообще, плохо то, что Тобольск стоит довольно далеко от Тюмени, ближайшего крупного города. Пригородный поезд Тобольск-Тюмень, новенький и очень красиво оформлен. И называется "Императорский маршрут". Название конечно претенциозное, но совершенно неподходящее. Ибо император Николай Второй ехал в Тобольск не для развлечения и не по делам, а в ссылку. И из тобольской ссылки его привезли прямо в Екатеринбург в печально известный Ипатьевский дом. Да и плыл он сюда на пароходе. Этот поезд идёт целых четыре часа. А на автобусе ехать это расстояние и вовсе мучительно. Если б сделать время в пути хоть на треть меньше. Вот он, тюменский поезд. Тепловоз и три вагона.



Впечатление такое, что весь собственно Кремль занят духовной семинарией и церковными учреждениями.





А над шпилями башен – трубящие ангелы. С одной стороны золотые, с другой – снежные.





А здесь на отдельной звоннице стоит довольно крупный колокол. Может быть, он и есть ссыльный? Таблички нет и спросить не у кого, пусто в Кремле.



Только сейчас я посмотрел в Интернете и узнал, что ссыльный колокол оказывается ещё в 19-м веке был возвращён в Углич. Так что это явно не он.



Собор и его макет.



Наверное, единственное место, с которого Тобольский Кремль выглядит настоящей грозной твердыней – это Прямский взвоз. Он называется взвозом потому что раньше по нему возили товары. Лошади с возами взбирались прямо в Кремль. Теперь эту крутую дорогу сделали лестницей. Да и правильно. Подъём тут настолько крут, что ни на каком транспорте сюда не въедешь. Особенно зимой.



Деревянные ступени, крытые площадки – всё это похоже на верхотурскую галерейку, которая также идёт к самому Кремлю, уже верхотурскому. Может быть, строители галерейки в Верхотурье брали за образец именно Прямский взвоз?



Взвоз начинается как кирпичное ущелье с высокими стенами. Сверху очень удобно кидать в прорвавшегося неприятеля камни, поливать его смолой.





Вдруг – отверстие в стене, закрытое решёткой. За ним ход, идущий в неизвестном направлении.





Тобольские подземелья, они всё-таки есть. Их искали и кое-что нашли. В Гостинном дворе, в доме наместника есть входы в эти подземелья. Легенды же ходили о том, что Гагарин прятал в подземельях своё золото. Сибирское и уральское золото искали с древности, только оно долго, сотни лет, не давалось людям в руки. Но люди знали, что золото есть. Они копали курганы, где были могилы древних вождей и царей. И в тех курганах находили золотые фигурки людей и зверей, находили золотые украшения. Гагарин скупал эти фигурки и хранил у себя. То был его неприкосновенный запас на чёрный день. И когда чёрный день настал, все золотые фигурки опального губернатора как сквозь землю провалились. Может быть, они до сих пор лежат в тайных губернаторских подземельях?



Дорожка идёт под полом Рентереи или Шведской палаты. Эту палату строили пленные шведы. И там, как говорят, хранилась казна. Здание Рентереи перекрывает весь вход в Кремль.



Его тоже можно использовать как укрепление. Оттуда можно палить из пушек. А если во время войны там планировали разместить пушки, значит, золото нужно куда-то убрать. А куда ж его уберёшь кроме подземелий?



Наконец-то слезли. Как потом обратно залезать будем? На нижних площадках лестницы видим мужчину в голубой куртке. Это тренер. У него «в подчинении» несколько мальчиков и девочек. Они бегают вверх и вниз по лестнице. Тренер кого хвалит, а кому и кричит.
- Спускайтесь, бегите, выше ноги поднимайте, ногами не шаркайте, а то на этом месте скользко будет.
Наверное, хорошо тренироваться в таком красивом месте.



Перед нами весь Нижний город, старый Тобольск. Тут свои достопримечательности. Только вот нам не хочется углубляться в эти дебри. Зимний день короток, скоро уже будет темно.



-А может, сходить к реке?
Мы долго идём через пустырь, поросший травой и кустарником. Идём по гребню земляного вала, построенного для защиты от наводнений.



И вот он, Иртыш. Тяжёлая, серая река в белоснежных берегах. Полого спускающийся к реке берег заставлен машинами.



На том берегу Иртыша тоже живут люди. Что там? Посёлок или городской район? Или дорога, уходящая куда-то в сибирские леса?
-А это что? Паром?
И точно. Поперёк реки идёт небольшое судно. Даже два. Катер, а к нему жёстко пристыкована баржа, на которой стоят машины. Катер называется «Тоболяк». Медленно и задумчиво паром пересекает великую реку. Ширина Иртыша в этом месте, наверное, с километр.



Вот баржа ткнулась носом в берег. Прямо в прибрежную грязь шлёпнулся широкий трап. Матрос с лопатой сошёл с кораблика и стал отгребать грязь, чтобы машинам было удобнее выехать и въехать.



Машины стали съезжать с парома и подниматься в горку к городу. Потом те, что стояли на берегу и ждали своей очереди, стали разворачиваться и въезжать на паром задом.
Похоже это единственный способ сообщения между берегами. Ноябрь. Ещё недели две и Иртыш покроется льдом. И до последнего, до самого ледостава, будет ходить с берега на берег этот кораблик, рискуя вмёрзнуть в лёд, как «Фрам», судно полярного исследователя Нансена. Паром будет ходить по Иртышу, когда уже никакое другое судно не выйдет на воду. Вернее, тут два парома. Один для машин, а другой пассажирский. Он ходит через реку чуть поодаль. Будь у нас чуть больше времени, мы бы обязательно сплавали на тот берег на пассажирском пароме.



Когда река встанет, люди будут намораживать ледовую переправу через Иртыш. Поливать и поливать лёд водой, чтоб он стал толще и выдерживал машины. И вместо парома тут будет ходить автобус. Но до этого ещё надо дожить. И осенью, пока лёд тонкий, и весной, в период ледохода, людям, которые живут на одном берегу, а работают на другом, приходится снимать квартиры. Потому что в межсезонье попасть на противоположный берег Иртыша практически невозможно. Мост есть, но он железнодорожный. И находится довольно далеко отсюда. Вон он, на самом горизонте.



А по железнодорожному мосту не проедешь ни на чём, кроме поезда. И не пройдёшь пешком, потому что на мост никого не пускают. Так и живут люди. Почему же не построили и автомобильный мост через Иртыш – я уж не знаю. Хотя, зачем мост? Межсезонье в Сибири недолгое.



Мы идём по нижнему городу и смотрим вокруг. Какое-то тут печальное запустенье. Нижняя часть Тобольска была застроена деревянными домами, среди которых стояли купеческие склады, магазины и церкви. Это смотрелось органично и даже красиво. А сейчас так.



Храм, стоящий на пустыре, развалины каких-то зданий, затянутых матерчатыми «фасадами».





Современные таунхаусы, стоящие у самого подножья Кремля, вроде и красивы, но вокруг них пустота. Люди конечно суетятся, что-то ремонтируют, грузят в прицеп бурильный станок, занимаются какими-то перепланировками, но вид всё равно сиротливый.



Жаль, что нам некогда гулять по старому Тобольску. Может быть, в глубине кварталов Нижний город красивее.



Идём обратно к лестнице. Тренировка у детей вроде закончилась, и только голубая куртка тренера маячит у начала лестницы. А вот взять бы, да пробежаться вверх, как дети. Бежим. Пролёта четыре пробежали и запыхались. А лестница уходит выше и выше. Всего на ней пролётов, наверное, пятнадцать. А ступенек, как ранее подсчитала Женя, сто восемьдесят девять.



На Кремль наползают синие сумерки. С колокольни доносится мелодичный звук часового колокола. В сумерках нежно светятся белым стены собора.



Заходим внутрь. Идёт акафист Богородице. У амвона стоят семинаристы, молодые люди в чёрных кителях, похожие на военных моряков. И девушки в длинных юбках. Они тоже учатся в каком-то духовном училище. Люди мирские, вроде нас, стоят подальше, у дверей. Их немного, человек десять. И почти у каждого в руках текст акафиста.
-О Всепетая Мати – возглашает архиерей, и мы все дружно опускаемся на колени.



Собор грандиозен как внутри, так и снаружи. Росписи. Некоторые понятны, а некоторые стараешься разгадать. Огромные четырёхугольные столпы уходят вверх к потолку. Каждый толщиной с целую комнату. Может, внутри них тоже есть ходы?





Здесь, в соборе, покоятся мощи нескольких сибирских святых. Тобольск считается святым местом. И если бы наша поездка была паломнической, то нам рассказали бы подробно о каждом чудотворце. Но мы заехали так, на денёк, без плана.
Из всех сибирских святых я знаю только Симеона Верхотурского. Вон он, справа.






Впечатления от города противоречивые. Красивый Кремль, очень хорошие музеи. Есть, что посмотреть, и осмотр достопримечательностей города может занять не один день. За те неполных два дня, что мы были в Тобольске, мы не увидели многого. Кстати не видели мы ни могилы Ершова, ни памятника Робинзону и Пятнице. Просто не успели.
Кремль как будто завис в пустоте, лишившись привычного окружения. Исторических каменных зданий вокруг Кремля сохранилось немного, хотя конечно они все сейчас отреставрированы.



А на месте деревянных домиков выросли советские пятиэтажки или те же таунхаусы. Историческая часть города не выглядит единым ансамблем. Про Тобольск не скажешь, что это «то место, где сохранилось прошлое». Может быть, нам когда-нибудь повезёт ещё раз, и мы вернёмся в этот город. Тем более, что ехать сюда всего десять часов на поезде. А про те тобольские музеи, что нам удалось посетить, я расскажу вам в другой раз. И про "крапивный" мастер-класс тоже расскажу.

Tags: Тюменская область
Subscribe

promo travel_russia september 21, 2017 14:52 76
Buy for 10 tokens
В Москве сейчас проходит Международный Российский Туристический Форум «Отдых-2017». Это одна из двух крупнейших выставок по туризму в России. Тем более почетно было, что сообщество travel_russia пригласили не просто поучаствовать, а выступить на конференции «Маркетинг…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments